В русалочью ночь

В русалочью ночь

Об этом случае моему знакомому рассказал его дядя, — пишет из Пермского края Татьяна Епифанова. — Было это несколько лет назад, когда дядя поехал с другом на рыбалку. С богатым уловом мужчины причалили к берегу и решили остановиться на ночлег в заброшенной деревне. В одном из домов для рыбаков и охотников были сооружены нары и можно было растопить печку. Над озером висела полная луна. Рыбаки шли по берегу, как вдруг вдалеке заметили костер. Подойдя ближе, увидели мужичка, который что-то варил в котелке. — А что до деревни не дошел? — поинтересовались путники. — Не люблю заброшенных деревень, — произнес мужичок, которого звали Егором. — С ведьмой я там как-то столкнулся. Слово за слово поведал, как все было. В начале июля Егор тоже договорился с приятелем съездить на рыбалку. Но тот в последний момент отказался. Егор же решил не менять планы. К вечеру на автобусе добрался до места, собирался заночевать у реки. Развел костер, перекусил и прилег на ватник. Вдруг сквозь дрему услышал шаги — словно кто-то босыми ногами шлепал по воде. Вскоре перед ним появилась девушка в длинной белой рубахе. — Тьфу, девка, испугала, — выдохнул он. — Ты чего ночью-то тут делаешь? — Не спится мне, муж уехал. А я купаться ходила. Чайком угостишь, рыбачок? Егор разлил чай по кружкам. Вдруг девушка предложила: — Пошли ко мне. Да ты не бойся, приставать не буду, я женщина замужняя. Ивану лень было двигаться, но тут его словно что-то подтолкнуло, и он поплелся за незнакомкой. Идти было недалеко. На окраине села стоял большой бревенчатый дом с русской печью. На столе Егор увидел чашку с окрошкой, грибы, отварную картошку, малосольные огурчики и зеленый лук. Хозяйка предложила перекусить и достала бутыль с водкой. — А как же муж? — на всякий случай поинтересовался Егор. — А что муж? Муж не гуж — подвинется, — засмеялась незнакомка. — Как звать-то тебя? Девушка представилась Агриппиной. — Ты крест нательный носишь? — вдруг обратилась она к Егору. — Атеист я. Попы одну чушь несут. — И то правда, ни к чему эти кресты, — согласилась Агриппина. — Ну, давай — за встречу, — она подняла стопку с водкой. Через полчаса в дом ввалились веселая компания — два парня и две девушки: Богдан, Леша, Киска и Мурыська, так они отрекомендовались. Тут и пошла гульба. Плясали до упаду, песни горланили, гоготали. Водки было хоть залейся. Леша с Богданом позвали Егора на двор, а потом мимо озера к лесу прогуляться. Девушки заявили, что тоже бы увязались следом, — захотели искупаться в ночи. Но Агриппина так строго на них прикрикнула, что те присмирели. Правда, вскоре опять загомонили. Пьянка продолжилась. Наконец Егора разморило, и он провалился в сон. Ведьмин подарок Проснулся Егор от того, что в глаза ярко светило солнце, — лучи пробивались в огромную прореху в крыше. Повсюду пели птицы, стрекотали кузнечики. Был уже полдень. Мужчина лежал в заброшенной избе с покосившимися стенами. Его рот оказался забит землей. Одежда была настолько грязной, точно он извалялся в луже. Повсюду валялись старые водочные бутылки и рыбные хребты. Первое, о чем подумал Егор: вчерашние знакомые его разыграли. «Вот сволочи!» — выругался рыбачок и решил отыскать негодяев. Выйдя на дорогу, увидел местного жителя и спросил, где найти девушку по имени Агриппина. Прохожий с опаской покосился на мужика в грязной одежде и рассказал, что женщина с таким именем жила здесь лет восемь назад, но померла молодой. И что промышляла она недобрыми делами. — Вон, что от ее дома осталась, — кивнул он на покосившийся сруб. — Крыша внутрь завалилась — так у колдунов и ведьм бывает, когда душа вылетает. А ты что, никак встречал ее? — хмыкнул мужичок. — Она, говорят, любит над приезжими поглумиться. Сматывался бы ты отсюда поскорее — от греха подальше. Егор бросился к реке. Бежал так, что земля под ногами горела. На берегу нашел свои удочки, схватил ватник, но замешкался в поисках садка. Вдруг услышал всплеск в кустах. Глянул, а там садок, доверху забитый рыбой. Добравшись вечером домой, Егор не стал рассказывать никому, что с ним приключилось. Дело ли, по ночам за ведьмами таскаться да водку с ними пьянствовать — не поверит никто. Но к рыбе своей не прикоснулся, а позже узнал, что Кисками и Мурыськами в здешних местах кличут русалок, — от слов «красивая» и «мурыжить». А мужиков, Лешу и Богдана, скорее всего, звали Лешим и Бодуном. Еще Егор вспомнил, что странная история произошла с ним в ночь с 6 на 7 июля — под Ивана Купалу, когда всякая нечисть выползает из своих нор. Вот и не верь после этого в чертовщину.

Приєднуйтесь до нас у Google News, Facebook, Telegram та Twitter.